Александр Ковальчук

Сайт, посвящен творчеству писателя А. Ковальчука
Новости/объявления

Что, все, проект загнулся?

Печально видеть когда кто-то забивает на свои начинания. Ну знаете,  как бывает появится пару обнадеживающих видяшек у начинающего стримера на ютубе. Так смотришь, —  материал неплохой вроде бы. Подача  корявая за неопытностью, но есть в материале что-то свежее,  притягивающее. Лишенное  ютубного мейнстримовского лоска.  Качественного, но уже пресного. Видно, что делалось с вдохновением, с душой. Автор горел.

А потом смотришь — и все оборвалось на третьем-четвертом видео.

Или какой-нибудь сайтец, который обнадеживал своими первыми статьями. Тематика не так важна. Если автор вкладывает в душу, то интересно, даже если он про филиппинских косолапых мопсов.

Самые первые из этих статей появлялись достаточно часто. А потом все реже, и наконец последняя статья — вялая как урожай в пустоши. Вымученная и убогая.

И становится печально. Потому что эти каналы и сайтецы — безмолвный символ того, как мы сами сдались в каком-то своем начинании, сложили руки, склонились перед суетой…

И возникает вопрос — уж не наступил ли конец и дайному сайтецу? Посетителей на нем за все короткое время существования — раз-два и обчелся. Он еще не родился даже (ему не более двух месяцев), и уже умер? А из материалов — план работ, и один рассказ (который к тому же еще даже и не редактировался «по белому» и выложен в сыром виде).

Отвечу сначала коротко — а вот хуй и нет.

А теперь развернуто.

Потому что вы, мои читатели (пусть вас даже один-два;  надеюсь, когда то вас будет больше 🙂 )- любите, когда с вами разговаривают. Не забывают вас . О да, вы любите эти беседы! Чего стоят «кинговские» предисловия, которые порой нравятся больше его книг. (Не, ну реально душевные у него предисловия)

А уж как автор любит эти беседы. Ведь никому в реальной жизни, вне читательской — глубокомысленные прозрения и вдохновенные идеи автора даром не сдались. Так что если уж говорить об интиме — то ближе людей чем автор и читатель быть не может. Но, ближе к делу.

У автора от рассказа «Проклятие царского рода» чуть не поехала крыша.

Вот реально бывает такое состояние, когда кажется, что все — такую херню написал, что просто взять и выбросить. Именно поэтому,  прежде чем делать финальные, «чистовые» правки в рассказе, автор решил взять паузу.  Окинуть все свежим взглядом, остыть мозгом, отвлечься на недельку-другую.

Но не смузи пить, и красивых девок лапать (хотя такие мысли тоже были), но взяться за новый черновик.

Вернее за один из старых. За годы  — вернее за десять лет, с тех пор, как автор возомнил себя склонным к писательству, и у него зачесалась левая пятка —  у автора накопилось изрядное количество черновиков. (Для справки — пятка автора чешется с тех пор регулярно, если не писать.  Зудит, сука, нет мочи. Бывает год или два ни стhочки не напишешь — а пятке пофиг.  Она напоминает, что надо продолжать, что сюжеты ждут, хотят обрести плоть и кровь — прям  как лорд Волдемор.)

Так вот, за годы накопилось немало черновиков.  Начатых и не законченных.

Собственно смотри план. И это только часть. Часть безвозвратно утеряна в глубинах памяти, вследствие алкогольных возлияний.  Часть  — вследствие того факта, что автор начинал писать когда у него еще не было персонального компьютера —   валяется где-то на родине, записанное на желтой газетной бумаге и лежит на антресолях и под кроватями  в ящиках из под обуви. Такая бумага дешевле обычной в три-четыре раза (что в годы студенчества было немаловажно!) Плюс на такой желтой бумаге  писать романтичнее в разы, чем на беленьком А4.

Может и до этих бумаг когда-нибудь доберется автор. Дай да бог.

В общем, бросил автор рассказ,  начал автор писать черновик «Дома». Начал, и оказалось, что в «Доме» вырисовывается аж целых три сюжетных линии, которые идут в трех временах, и требуют тщательного изучения культуры девятнадцатого века. Автор плюнул и решил —  закончу позже.

Хотелось автору выкладывать что-то свеженькое  для публики раз в неделю-две. И взялся автор за рассказ — идея которого была совсем свежей. Это последнее обстоятельство несказанно порадовало автора. Так как идей не было уже давно и автор уже начал боятся — не стал ли он литературным импотентом, еще даже не успев стать великим и заслуженным. Ведь для автора это страшнее импотенции буквальной. Ну вот реально 🙂 Закончит автор все старые черновики — далше что делать то?

Как же он был рад, когда оказалось что нет, есть еще потенция  у того органа, что отвечает за сюжетную фантазию. Уж не знаю, так ли подействовали таблеточки — с помощью которых автор боролся со сном, вырывая у организма несколько заслуженных часов отдыха под творчество. Или же тот факт, что творчество само по себе развивает фантазию.

Но, случилось ужасное. Рассказ — тот который должен был прийти на замену «Дому» —  оказался логичным развитием первого рассказа «опубликованного» на данном сайте, и стал он в процессе работы  длинною в двенадцать с половиной тысяч слов.

Автор подумал — а что если присовокупить к нему рассказ «Проклятие царского рода», как часть сюжета (они связаны общей вселенной) Автор присовокупил — вышло более двадцати тысяч слов. Даже почти двадцать пять.

Вот я попал, подумал автор. Ведь это ровно половина романа. Кто cможет «высидеть» пятьдесят тысяч слов, хоть бы и ужасных и потрясающих своей бездарностью — njn становиться романистом. Безвозвратно. И автор решил — надо добивать. Тем более, что сюжет позволяет развернуться.

Что же в итоге то? А в тоге мы получили наполовину написанную повесть «Дом» (возможно и роман получится), и где-то на  три пятых (сейчас автор на отметке 29 тысяч слов), написанное произведение включающее в себя как часть рассказ «Проклятие царского рода»

Рабочее называние «Люцифер — сын Эрика, Брухильда — дочь Сигурда»

И эти все события  произошли —  чуть более чем за месяц. Если не считать бессонницы, мигреней, отходняков от конских доз кофеина и плачущих в трубку телефона женщин ( видимо высшие силы посылают сами автору охуительные удивительные истории, если тот не бросает писать) — то все идет , конечно, не отлично, но «зачетно», «по-плану».

Через две недели должен быть готов черновой вариант (очень черновой, тот который запрещено перечитывать даже автору, дабы не выбросить его в топку) «Люцифера». Потом несколько недель отдыха от этого произведения (опять-таки, чтоб крыша не съехала). А дальше ,- когда замыленный глаз размылится  — редактура, правки, правки. И когда решится порядок глав — автор будет по чуть-чуть «сливать» роман на сайт. Главу за главой. Отредактировал — слил. И так до самой последней главы.

Постскриптум.

Не нарушая заповеди о первом черновике (не читать пока не допишишь!) самостоятельно ( ну почти не нарушая),  автор все-таки дал почитать одну сцену из романа — любовную —  одной хорошей знакомой. Исходил автор  из того, что именно в этих сценах  — в силу своей неопытности  в делах любовных — он  не уверен более всего. Знакомая  сказала, что за исключением некоторых небольших ошибок автора ( работающего несомненно  в угаре, на грани потери сознания и с пространственными галюцинациями )вроде ок.

Да и ошибки эти больше относятся к физике —  персонажи молниеносно переносятся в пространстве из одной точки комнатшуки — в другую (видимо автор ходил на кухню за очередной «дозой» кофеина на этом моменте) Все остальные действия любовного и сексуального характера похожи на правду.  Не «Пятдесят оттенков серого», конечно…

Шутка, на самом деле это отлично! Мне не хочется, чтобы мою книгу читали семидесятилетние бабушки и говорили, что это лучшая книга в мире о любви! Не в обиду ни бабкам, ни «оттенкам»,   но  моя книга не об эротике! И даже не о любви! Она о крови, и о мясе! О политике, об интригах!  Это, мать его средневековое фэнтэзи, а не любовный роман! В общем, бог терпит вас, ушлепков, и вы потерпите. Я тоже терплю, потому что пока не написано последнее слово — сам не знаю чем все закончится. Одинадцать тысяч слов. Около двух недель. Первый мать его законченный черновик в жизни. Удачи и силы!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика